RUEN

Владимир Трояновский о развитии моногородов в эфире радиостанции Business FM

Правительство выделит 450 млн рублей на поддержку проектов развития моногородов. А всего на проекты развития моногородов в 2022 году из федерального бюджета будет направлено более 2,9 млрд рублей.

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Согласно распоряжению, которое в начале марта подписал премьер-министр страны Михаил Мишустин, правительство дополнительно выделит 450 млн рублей на поддержку проектов развития монопрофильных муниципальных образований (моногородов). А всего на проекты развития моногородов в 2022 году из федерального бюджета будет направлено более 2,9 млрд рублей. За счет этих средств в монопрофильниках будет создана необходимая инфраструктура, построены социальные и промышленные объекты, инвесторы смогут профинансировать капитальные затраты и приобрести новое оборудование.

Как напоминает правительственный портал, моногорода в России имеют особый статус. В них действуют специальные меры поддержки для инвесторов. Инфраструктура, необходимая для реализации их проектов, в том числе в рамках концессионных соглашений, создается за счет государства. Кроме того, инвесторам доступны льготные кредиты на срок до 15 лет с отсрочкой по платежам.

Вопрос развития моногородов, которых в стране насчитывается около 330, стоит давно, но единого, устраивающего всех ответа не имеет до сих пор. «Одни говорят, что их список надо серьезно сократить и продолжать оказывать поддержку только тем, что еще реально живы, то есть либо там не закрылись градообразующие предприятия, либо развивается альтернативная экономика. Другие, напротив, уверены, что список надо расширить, изменив при этом критерии отнесения к моногородам, — это даст возможность претендовать на государственную помощь большему числу российских населенных пунктов, часть которых являются «моно» пусть не де-юре, но де-факто. Третьи радикально призывают вообще перестать кормить монопрофильники — дескать, пусть это делает кто угодно, если хочет, но не государство и его налогоплательщики. В любом случае, как только где-то звучит слово «моногород», в 99% из 100% случаев дальше речь пойдет о финансовой помощи, без которой мало какие из монопрофильных поселений способны выжить», — писал BFM.ru в сентябре прошлого года.

Конечно, многое оплачивают сами градообразующие предприятия. Как отмечали спикеры недавно состоявшегося Гайдаровского форума, и атомщики, и оборонщики, и металлурги, и все, под чьим крылом живут моногорода, заняты сегодня их развитием. Например, в начале февраля «Евроцемент груп» объявила о запуске программы «Мы вместе», в рамках которой профинансирует социальные инициативы сотрудников. Инвестиции, общий объем которых составит более 1 млрд рублей, будут направлены на реализацию проектов по созданию комфортной городской среды моногородов, где расположены производственные мощности «Евроцемент груп». Пока сообщений о том, что компания пересматривает эти планы, не поступало, и очень хочется надеяться, что не поступит.

Средства в течение трех лет будут направлены на поддержку инициатив, которые предложили сотрудники предприятий и члены их семей. Среди проектов — благоустройство парков и скверов, создание кружков и секций, поддержка талантливой и неравнодушной молодежи, развитие городских сообществ и волонтерских движений. Все инициативы будут учтены при разработке программ развития социальной среды вокруг каждого цементного завода, работа над которыми начата в середине 2021 года. Сюда же войдут социальные проекты, предложенные местными органами власти. В течение 2022 года договоренности между бизнесом и муниципалитетами будут закреплены в трехсторонних соглашениях по развитию территорий.

«Компания и наши сотрудники выступают инициатором и заказчиком позитивных городских изменений, которые направлены на улучшение качества жизни сотрудников заводов и их семей. Совместно с местными органами власти мы готовим и будем финансировать программы развития для каждого поселка и города. Мы стремимся повышать компетенции наших сотрудников, даем им возможность понять, что от них многое зависит. Компания намерена активно вовлекать их в работу по изменению городской среды, менять стандарты жизни в малых городах и бороться со стереотипами о провинции», — отмечает генеральный директор «Евроцемент груп» Вячеслав Шматов.

Но вообще, по мнению директора по территориальному планированию Градостроительного института пространственного моделирования и развития «Мирпроект» Владимира Трояновского, для каждого моногорода необходим индивидуальный стратегический подход, основанный на понимании его проблем и конкурентных преимуществ.

— Наиболее сложная ситуация с теми моногородами, в которых исчезла градостроительная база, промышленность и которые находятся на стадии вымирания. В данном случае удерживать любой ценой территории, которые нет возможности развивать, не стоит — нужно заниматься планомерной и эффективной организацией помощи людям в поиске комфортного места проживания там, где они будут востребованы. К сожалению, такие случаи — часть естественного процесса, который происходит во всем мире. Примеров множество, включая крупные города: например, предпринимаются попытки возродить американский Детройт, который раньше был промышленным центром огромной страны, а сейчас практически опустел.

— А какие еще есть варианты у моногородов? Вот на Гайдаровском форуме некоторые спикеры говорили о том, что монофункционал сегодня неинтересен, узкий профиль не нужен и моногорода в принципе должны уйти в прошлое…

— Одним из вариантов решения проблемы монозависимости и безработицы в малых городах является развитие не связанных с основным производством секторов. Например, город Каспийск в Дагестане изначально являлся одним из центров оборонной промышленности. Учитывая, что город находится на берегу Каспийского моря поблизости от Махачкалы, Грозного и Владикавказа, он может стать одним из туристических центров Кавказа и идеальным местом для отдыха выходного дня. Развитие туристско-рекреационного кластера позволит решить проблему монозависимости. Ядро кластера — набережная и конгресс-центр — уже есть, вокруг них необходимо построить гостиницы, аквапарк, инфраструктуру в прибрежной зоне и так далее.

Другой пример — моногород Усолье-Сибирское в Иркутской области. Он расположен примерно в 50 километрах от центра Иркутска, практически на границе агломерации. В рамках программ поддержки развития моногородов в Усолье-Сибирском планируется создать несколько новых масштабных высокотехнологичных производств.

В 2021 году «Росатом» заявил о строительстве в городе экотехнопарка «Восток», который позволит вернуть промышленное производство в город. При реализации этих планов город может стать центром экономической активности, и ему понадобится хорошее транспортное сообщение с Иркутском, в том числе для привлечения инженерных и рабочих кадров. Для решения этой задачи при составлении схемы территориального планирования было предложено включить Усолье-Сибирское в состав Иркутской городской агломерации и организовать транспортный поток в этом направлении с высокой тактовой частотой.

Как отмечает Владимир Трояновский, еще одной успешной стратегией пространственного развития депрессивных территорий является стратегия «управляемого сжатия» — упразднения населенных пунктов, которые фактически утратили постоянное население и ресурсы развития.

«Подобная стратегия успешно использована при развитии города Воркуты, когда консервация целого ряда шахтерских поселков вблизи прекративших производственную деятельность шахт позволила резко сократить затраты на коммунальную инфраструктуру, снизить уровень аварийности на инженерных сетях», — подчеркивает эксперт.

Словом, главное — договориться, какую из имеющихся схем в каком случае применять. Иначе ни бюджетные, ни частные, ни основные, ни дополнительные — никакие деньги не помогут.

Радиостанция Business FM, от 11.03.2022

Ссылка на новость